Календарь

июль 2012 Предыдущий месяц Следующий месяц

ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31
Архив выпусков

Курсы валют

  • $ 32,8282
  • 40,2638

Фотогалерея

  • Иван и Евгения Кирячек
  • Иван и Евгения Кирячек
  • Иван и Евгения Кирячек
  • Иван и Евгения Кирячек

Реклама

 

Топ 10

Все новости

Реклама

Красноармейский район

Культура

Новое солнце Тамары Крячко

Новое солнце
Тамары Крячко
Стихи – они или есть, или их нет.
Как это определить?
Легко.
Когда я прочел у Тамары Крячко «Домишек призрачная явь, Деревьев блудных вздохи, И ускользающий рукав Проселочной дороги», понял: в редакцию газеты пришел самый настоящий поэт.
Впрочем, это еще раньше выяснилось. Она не появилась, она не вошла – она ворвалась солнечным ветром. И этот голос!.. Как колокольчик звонкий. На память сразу пришло детство, как на нашу улицу приехала инопланетянка, девочка из Киева. Мало того, что она заливисто-весело щебетала, щебет был еще и украинский, с этим неслыханно звонким «и». В стихах Тамары Крячко каждая буква русского алфавита стала украинской «и». Впрочем, все по порядку…
Знакомство с творчеством поэтессы из Новомышастовской начиналось с настороженности. Два или три стихотворения были прочитаны цепкими глазами критика, подмечающего все, что не так и не туда положено, не по правилам соединено и не совсем гладко скатилось к последнему аккорду. А потом случилось примерно то же, что бывает, когда входишь в плохо прогретую, июньскую или даже майскую воду: сначала шаги даются трудно, каждое движение вглубь, как мини-Голгофа, но вот ты пересиливаешь себя, плывешь и все – уже не пытка, а удовольствие от братания со стихией.
На четвертом стихотворении я забыл свою роль оценщика, погрузился в поэзию Крячко с головой. И пробыл там ровно до тех пор, пока общая тетрадка не закончилась своей 40-й страницей.
«Она не сочиняет стихи. Она их рассказывает», - примерно такой была первая мысль. - Рассказывает про то, что видит, слышит, чувствует, что выпирает болью или радостью. Она все это выплескивает на бумагу и, похоже, не очень-то заботясь, как там все стало. По законам ли стихосложения? Ямбом или хореем?..»
Это плохо? Это хорошо? Как про это думать?
Я наугад раскрыл уже прочитанную тетрадь, и все повторилось один в один: несколько «процеженных» стихотворений и нырок в поэзию, в пучину вдохновения.
Наконец, я подумал: «Лишь бы только колхоз «Россия», где работает заправщицей Тамара Ивановна, не поддавался вихрям перемен, чтобы он был и был, и тогда хозяйка бензоколонки будет разливать по бакам горючку и между делом видеть, слышать, чувствовать:
За полоской леса
Поля полоса.
Небо льется песней,
Виснет, как слеза.
А как вам это?
Деревья голые уже
И небо, словно в парандже,
И солнца бледный миг
Средь дня…
Земля! Любимая земля!..
Ну и, наконец, шедевральное:
Солнце прячется в камыш
Как зрачок в ресницы:
«Солнце, солнце, где ты спишь?
Что тебе там снится?..»
И не надо ей усердствовать над профессиональным уровнем. Да-да, как это ни парадоксально звучит – не надо. Мировая литература знает примеры, когда талант перерастает в мастерство, и живая лилия становится дорогостоящим украшением, при виде которого цокают языком, но тут же забывают и равнодушно отходят прочь. Из современных примеров – это столичный Захар Прилепин, пишущий и cтихи, и прозу. Густо и часто этот стриженый под Котовского молодец свои поэтические и прозаические деляны пашет с огрехами, но как пашет!.. Азартно, нахально, с жаром и правдой силы.
Вот и Тамара Крячко. Кажется, стронь ее с натоптанного бережка (натоптанного еще детскими босыми ножками) и все: пойдет буковка к буковке, мыслишка к мыслишке, начнется гладкопись, под общим названием «Ни уму ни сердцу».
Все-таки здорово погулять в парке, но куда как интереснее очутиться на территории настоящего леса, на природе.
Кстати, о босых ножках!.. Сочинять стихи Тамара Крячко начала лет эдак с трех. И вот ведь какое удивительное дело! Кругом говорили на кубанской балачке, а девочка надиктовывала маме русскозвучащие тексты. Мама, Нина Степановна, вздыхала, брала тетрадку, карандаш: «Ну, кажи, шо там у тэбэ!..»
Наверное, Нина Степановна, простая, выросшая в старой кубанской станице женщина, по сей день не догадывается, что это она подожгла фитилек дарования; это ведь она, затяжелев, вымаливала у Всевышнего всего хорошего, чтоб ребеночек народился благополучный, то есть благо полученный. И вот, пожалуйста:
В глубине моей души
Свет жемчужины дрожит.
Свет неугасимый,
Свет любви незримой.
И хоть он во мне дрожит,
Он не мне принадлежит.
Свет тот тянется с небес:
От него Иисус воскрес…
Тематический разброс в поэзии Тамары Крячко очень приличный. Есть любовная лирика, есть строки с четкой гражданской позицией. Детские стихи. И много общечеловеческого, от мира сего, в мир сей.
Я же, как все,
Как ты!
Солнце люблю, цветы,
Осень люблю, снега.
Ветер, когда в лугах.
А есть совершенно потрясающее, от чего цепенеешь:
Над капищем укроп держу в руке –
В воде краснеют раки понемногу.
Им стыдно за меня или за Бога?..
Задумалась. Стою на сквозняке.
Когда хоронили Некрасова, Федор Михайлович Достоевский сказал о почившем, что, де, «это было раненое сердце»; рана, которая так и не затянулась, болела, заставляла страдать, любить и верить, быть источником вдохновения. С Тамарой Крячко все проще и одновременно сложнее: Бог ей дал живое сердце, умеющее страдать, любить и верить. И писать чудные стихи между стиркой, готовкой, волнениями за детей и всем прочим, что стоит за женой и мамой.
С Днем рождения Тамара Ивановна, с юбилеем!
P.S. Среди близких людей, кто гордится Тамарой Крячко - крестный отец, Герой Социалистического Труда, Герой Труда Кубани, полный кавалер орденов Ленина Алексей Гаврилович Темчура.

В рассветающем небе
Перелетные птицы.
Ветер дерево треплет,
Словно книги страницы.
Листья падают тучно,
Тянет холодом давним.
И стою я беззвучно
Птицей серою в плавнях.
Солнце высится рдяно,
Тяжело и телесно,
Ярым взмахом буланым
Рассекает окрестность…
Тут чего-то предтеча,
Что безмерно, огромно,
Это утро, как вечер,
Мне, как будто, знакомо…
* * *
Укажи мне путь,
Приоткрой мне дверь.
Да хотя бы будь
Через сто потерь.
Да хотя бы встань
В рост, за той чертой,
Где такая рань,
Где такой покой.
Как во мне свежо
Передать хочу –
Целый мир сожжен,
А держу свечу!
* * *
Как же тебе к лицу
Мужеская суровость.
А снизойти к словцу,
И не отдай другому.
Многого не спрошу,
Мне ли тебя неволить?
Рядышком подышу,
Сладкой сжигаясь болью.
Что ж ты чужой такой,
Всю ты меня измучил.
Дай проведу рукой
Вдоль по щеке колючей…
* * *
Золотые шары орехов
Да зеленая кипень груш,
Да воробушки на потеху -
Дорогая моя ты глушь.
На завалинке бабка с дедкой,
Песик старенький в конуре.
Посажу-ка я завтра репку,
Встану раненько на заре.
* * *
Смутно утро, мутна даль,
Звезды в небе млечны,
Прочитать бы, как букварь,
Да захлопнуть вечность.
Чтоб не мучиться зазря,
Не пугаться шибко,
Не имею букваря,
Делаю ошибки.
С неумейки что за спрос?
Так, одна досада...
Смутно утро на мороз?
Или к снегопаду?
* * *
За нашим домом
Гудят ветра,
Скирда соломы,
Флажки пера.
Кусточки мяты,
Трава полынь,
Небес распятых
Густая синь.
За нашим домом
Овечий след.
Пастух знакомый,
Библейский свет.
* * *
Сыро. Серо.
Сталь росы.
Где тут мера?
Где весы?
Горизонт
Лежит, как жердь,
Где тут сон?
А где тут смерть?
Небо дремлет. Камыши.
Где тут время?
Где тут жизнь?
* * *
Дорога старая,
Бугры с каменьями,
Березки парами,
Травинки семьями.
И ветер с посвистом,
И степь фанерная,
И неба просека,
И грусть безмерная.
* * *
Зеленая равнина
Раскинулась, свежа,
Доверчива, невинна,
Как русская душа.
И ветер её сушит,
И солнце её жжет,
И терпит она стужу,
И по весне цветет.
И летом колосится,
И в том - её покой,
И повезло родиться
Мне на земле такой.
* * *
Греет спину и плечо
Солнце, скоро полдень,
По рукам тепло течет,
И плывешь по волнам.
И коровьим молоком
Пахнет ветерочек,
А под самою рукой
Стрекоза стрекочет.
На лодыжках, под полой,
От колючек мяты
Притягательно тепло
На исходе лета...
***
Мне бы шляпу с перьями,
Талию в корсет,
Я б в любовь поверила
Ту, которой нет.
Я б мужчине кланялась
Томно, свысока—
Взглядом его ранила,
Стуком каблука.
Мне бы шляпу с перьями,
Талию в корсет,
Приручила б зверя я
Беспощадным «нет».
По брусчатке медленно
Я бы шла бы в даль
В день немного ветреный,
На глазах вуаль.
И струились юбки бы
Холодком змеи,
И дрожали губки бы
Алчные мои.
* * *
И небо не шелохнется,
Не задрожит листок,
И новое встанет солнце,
Всему свой отмерян срок.
И новые будут люди
Любить и страдать, как мы,
Мечтать о неизбывном чуде,
О вечности, среди тьмы.
И только, когда под вечер,
Да утром, так, невзначай,
Вздохнет о нас старый ветер
По-новому, сгоряча.
Оценить статью
  • +
  • -
Оценка
0
Просмотры
33
Комментарии
0
Культура
Дата:
 09.12.2011
Версия для печати

Подписка на новости (rss2email.ru)

 
Логин
Пароль

Напомнить пароль